24.08.2021 Автор: admin Откл

Ксения Соловьева о сентябрьском номере Vogue

 

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.

Великий и ужасный September Issue, как и положено, мы начали готовить полгода назад. Редколлегия проходила в зуме, вместе с главными редакторами других Vogue, под сенью Анны Винтур.

Vogue становится глобальным. Что это значит? Каждое из изданий — а их двадцать семь — сохраняет свой уникальный голос, интонацию, подход к читателю. Но иногда мы объединяемся, чтобы хором, погромче сказать что-то важное для нас всех. В нынешнем сентябре на наших обложках встает солнце — символ единства мира, начала нового дня и новой жизни. А для нас это символ новой главы в истории Condé Nast и надежды на то, что мир наконец выйдет из сумрака пандемии — и окажется еще прекраснее, чем был.

Солнце на обложках одно. А вот снимала его каждая команда сама, в своей стране. Наши московские летучки вдруг стали похожи на школьные уроки географии. Где в России самые красивые рассветы? Сколько туда лететь? Что с дорогами? Понадобится электрогенератор? А комаров много? Мы даже пригласили в редакцию крупного специалиста по внутреннему туризму. Он пришел с указкой и составил список мечты — путешественника, но не фотографа со стилистом. Мыс Дежнева на Чукотке, дюны на Балтийской косе, Камчатка со скульптурной композицией «Медведи». У нее, кстати, есть другое, идеально подходящее для рассветной обложки русского Vogue название — «Здесь начинается Россия» (что, впрочем, чистой воды маркетинг). Всерьез обсуждалось десантирование на плато Путорана, куда отчаянных миллионеров забрасывают вертолетами и куда пока не доехал даже Юрий Дудь, не то что стилист с генератором.

Обложку мы в итоге сняли на Кольском полуострове. В начале июля в Мурманской области белые ночи — солнце не заходит. В команде Vogue, экипированной как для высадки на Марс, было двенадцать человек. За пять дней они спали от силы двадцать часов. Как тут спать, если не понимаешь, какое на дворе время суток и от тебя зависит один из двадцати семи мировых символов надежды? Но главное — как заснуть, когда вокруг все так отчаянно прекрасно?

Наше главное сокровище — модель Дашу — укусил в глаз овод. Одна из машин провалилась, проезжая по деревянному мосту. Связи с редакцией не было, хотя иногда, видимо, ветром, приносило сигнал норвежского мобильного оператора. Несколько человек надорвались на диете из морских ежей и гребешков. Глядя на пострадавших, фотограф Ян Югай, который в этой поездке не спал вообще, изрек: «Вот так у меня начинался индийский штамм».

Делая фото для нашей обложки, Ян держал в голове «Рождение Венеры» Боттичелли. «Для меня эта картина созвучна идее рассвета и нового начала, — рассказывает фотограф. — Ведь до Венеры, можно сказать, и красоты не было. Вот и у нас модель взлетает с камня. Спала, была частью природы, а потом взяла и взмыла ввысь. Это рождение чего-то нового».

Все участники съемки (говорила им наедине и скажу еще раз тут: ребята, вы герои!) считают эту поездку самым крутым приключением в их жизни. Ночевать в палаточном лагере, купаться в Баренцевом море, варить в полвторого ночи уху на костре — да разве, идя работать в Vogue, думают о таком? Не хочу пугать коллег, но это только начало.

Источник: www.vogue.ru