24.08.2021 Автор: admin Откл

Миучча Прада и Раф Симонс в эксклюзивном проекте для Vogue: «Думали и о смене ролей. Я возглавляю Raf Simons, он — Prada»

 

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.

Миучча Прада — не поклонница коллабораций. «Годами я получала просьбы о сотрудничестве!» — по-английски она говорит с сильным акцентом и итальянской экспрессией. «Но все это был чистый маркетинг, просто чтобы больше продавать. Сплошные клише и банальности, ноль новых идей. Меня это никогда не интересовало».

Мы разговариваем в миланском офисе дизайнера. Рядом сидит ее новый коллега и соавтор, второй креативный директор Prada Раф Симонс, и теперь этим двоим нужно объяснить, чем их союз отличается от ненавистных Миучче — да и, в общем-то, всем поднадоевших — коллабораций. С февраля 2020 года, когда было впервые объявлено о сотрудничестве двух дизайнеров (вот это был сюрприз!), фирменный стиль обоих четко прослеживается во всех коллекциях Prada, словно вездесущий треугольный логотип марки. Если это не коллаборация, то что?

Дуэт выпустил две женские коллекции. Весна– лето 2021 (показ состоялся в прошлом ковидном сентябре и транслировался онлайн) — тщательно продуманные минималистичные формы, абсолютно носибельные монохромные принты и игривые ткани. Появилась и новая классика Prada: шикарная юбка A-силуэта со «встроенной» поясной сумкой, напоминающей ремень безопасности в самолете. В ней причудливым образом сошлись Миучча с ее докторской степенью по философии и Раф, мастер скульптурных эффектов. Дизайнеры предложили к юбке неотразимое сочетание в виде водолазки с эффектными вырезами-прорехами.

Миучча Прада

© Amit Israeli

В феврале тандем представил коллекцию осень– зима 2021 — образы из нее примерили в нашей съемке новые звезды мирового экрана. На показе между нарядами словно шел непрерывный диалог: психоделические цвета перекликались с жизнера- достной чувственностью, а защитные «доспехи» — с лиловыми, украшенными принтом ботфортами на платформе. Декорации — богатая на текстуры ода тактильности и прикосновениям — напомнили и о многолетнем сотрудничестве бренда с нидерландским архитектором Ремом Колхасом.

Как они создают эти коллекции, пытаюсь я выведать у 73-летней Прады и 53-летнего Симонса. «Все начинается с диалога, — говорит Раф. — Мы разговариваем о прошлых сезонах, об идеях и чувствах, так потихонечку что-то начинает расти. Но в основе — диалог».

«Это и отличает хорошего дизайнера, — добавляет синьора Прада. — Сначала у тебя должны быть классные идеи, а затем тебе нужно суметь их выразить и транслировать. Если четкой мысли нет, я спрашиваю себя, что меня действительно интересует. Может быть, это какое-то место, или цвет, или эмоция. А потом связываю свои ощущения с определенной тканью и пытаюсь понять, что меня в этом привлекает. На практике всегда отталкиваешься от эстетики. Процесс длится месяцами».

«Совместная работа, — добавляет Симонс, — это очень легко. Легче легкого. Наши подходы не так уж отличаются. Есть дизайнеры, которые садятся за стол, делают наброски, рисуют эскизы и так далее, — это вообще не про нас». «Я надеялась, что хотя бы Раф так умеет работать, потому что мне это не дано», — смеется Прада.

Раф Симонс

© Amit Israeli

Женщина, каждый выход которой разбирают на элементы как бесконечный источник модного вдохновения, не разочаровывает и при личной встрече. Светлые волосы до плеч спадают мягкой волной, так что можно рассмотреть серьги из драгоценных камней (сердолик, говорят, помогает в творчестве) в замысловатой золотой оправе. На Миучче коричневый брючный костюм в клетку с розовой рубашкой навыпуск — все очень сдержанно, пока дело не доходит до обуви: на ногах у Прады инкрустированные жемчугом меховые сандалии Miu Miu.

«Прекрасный образ», — хвалит Симонс. На нем узкие черные брюки, минималистичные и практичные ботинки челси и фирменный оверсайз-свитер, из-под которого виднеется голубой воротничок. В дуэте явно царит неподдельное и взаимное восхищение.

Это, конечно, беспрецедентный творческий тандем — бренд Raf Simons на волне вот уже четверть века, Prada десятилетиями не сдает позиции ни по влиянию, ни по продажам, — и вот эти двое объединяют усилия. Решение было принято, как говорят дизайнеры, по долгой и взаимной любви.

«Мне мало какие бренды нравятся, и Prada — один из немногих, чьи вещи я бы носил», — говорит Раф, который в начале карьеры стеснялся, надевая вещи собственной марки, предпочитая коктейль из Prada и Helmut Lang. А в 2005 году Миучча Прада и ее муж, генеральный директор Prada Group Патрицио Бертелли, назначили Симонса креативным директором марки Jil Sander.

«Цвет, изысканность и воображение — здесь сошлось все», — говорит

о Prada 25-летняя звезда сериала «Корона» Эмма Коррин и вовсю готовится к осени: «Представлю, что мне снова в школу, и накуплю букеты разноцветных острых карандашей».

На Эмме: шерстяные пальто, поло и водолазка, кожаные сапоги и перчатки, сумка из кожи, расшитая пайетками, все Prada

«Такое не забывается, — говорит Симонс. — Мой бренд считался авангардом мужской моды, а Jil Sander был полной противоположностью. Но Миучча и Патрицио разглядели то, чего другие не видели, и рискнули».

Так Раф и Миучча продолжали следить друг за другом, пока не встретились после показа Miu Miu 2015 в Токио. И у них случился, как оба говорят, «откровенный разговор». «Очень откровенный, — подчеркивает Прада. — Мы подумали: что бы такого сделать? Размышляли и о смене ролей: я возглавляю Raf Simons, а он — Prada», — Миучча снова смеется.

«Это очень смелая коллаборация, — комментирует по зуму архитектор Рем Колхас. — Она полностью созвучна любви Prada к экспериментам. И со временем не перестает удивлять, но не ощущаетсякак что-то будничное. У их сотрудничества огромный потенциал».

Творческий тандем пытается ответить и на актуальный вопрос: что значат коллаборации сегодня? То, что раньше казалось невообразимым, сейчас — реальность: не только Прада и Раф работают вместе, но и Balenciaga с Gucci (хотя про их коллекцию говорят, что это скорее разовая акция). Сам собой напрашивается вывод о «смерти автора» как творческого гения-диктатора и расцвете коллективного подхода как к дизайну, так и к управлению брендами. Так, Симонс сочетает работу в Prada и руководство собственным лейблом, а Прада без участия Рафа контролирует Miu Miu.

Линда Лоппа, профессор Симонса, которая 25 лет возглавляла факультет моды в престижной Королевской академии изящных искусств Антверпена, считает, что сотрудничество ее бывшего студента с Prada было почти неизбежным.

26-летнюю Симон Эшли знают как злюку Оливию из «Полового воспитания», но скоро она преобразится для второго сезона «Бриджертонов»: «Я стараюсь не думать о будущем. Лучше быть благодарной и отдаваться происходящему со мной без остатка».

На Симон: вельветовое пальто, шерстяные поло и водолазка, кожаные сапоги, сумка и перчатки, все Prada

«Я не удивлена, что Раф Симонс и Прада стали работать вместе, — говорит Лоппа, — потому что эти двое нарушают наши представления о типичных звездах дизайна. Они своего рода аутсайдеры — сохранили собственную идентичность и придерживаются похожей модели поведения в нашем сложно устроенном обществе. Мы живем в эпоху больших перемен и должны отразить это в том, как мы работаем».

Активная политическая позиция Прады давно известна. Сквозь карьеру Симонса ярким пунктиром проходит связь с радикальной молодежной культурой — его коллекция Riot Riot Riot 2001 года вдохновлена поколением молодежи, выросшей в постсоветской Восточной Европе, а саундтреком показа Jil Sander Techno Couture 2011 стала музыка Busta Rhymes. Модели шли по подиуму в нарядах кислотных цветов — шоу назвали поворотным для бренда.

Вопросы, которые ставят перед нами актуальная культура и политика, вдохновляли Симонса и Праду на протяжении всей их карьеры. И есть стойкое ощущение, что общее желание сгладить противоречия современного мира питает их дружбу и совместную работу. Они, кажется, с особым удовольствием копаются в том, что вызывает у них дискомфорт, неприятие или страх, — будь то лен, который, как оба уверяют, ненавидят, или нечто более абстрактное. «Сначала вы что-то не приемлете, потом пытаетесь разобраться почему, — говорит Прада. — Это рождает непокой, а только так и могут существовать творческие люди».

Для 25-летней актрисы Джесси Мей Ли все началось с роли Алины Старковой в фэнтези-хите Netflix «Тень и кость». Впереди фильм ужасов «Прошлой ночью в Сохо». «Я из тех, кто планирует все наперед, но надеюсь, дальше будет только интереснее».

На Джесси: кейп из искусственного меха, расшитый пайетками, шерстяные платье, водолазка и перчатки, все Prada

Сейчас обоих дизайнеров волнует сдвиг политики в сторону капитализма и популизма. «Люди становятся невероятно консервативными, — говорит Прада. — Я хочу сделать об этом шоу, потому что это действительно так». Больше они ничего не скажут, но когда я намекаю, не будет ли их весенне-летняя коллекция 2022 сатирой на правые движения, дизайнеры многозначительно переглядываются.

«Я думаю, нам обоим действительно интересно попытаться понять этот мир, то, как он развивается, — говорит Симонс, — и как это влияет на восприятие моды. А оно сильно меняется, особенно в новом поколении».

Миучча Прада, которая на протяжении всей карьеры разрушает наши представления о роскоши, вторит Рафу. «Я выражаю свои идеи в том, что делаю, — говорит она. — Поэтому и отношусь к работе очень серьезно».

И даже спустя полвека в Prada мысль об уходе на покой ее не посещает. «С чего это, — вопрошает она, — я должна остановиться? Я делаю ровно то, что хочу!»

В планах 35-летней Вунми Моссаку, которую вы видели в «Стране Лавкрафта» и марвеловском «Локи», — дуэт с Сигурни Уивер в фильме «Позвоните Джейн» о борьбе женщин за право на аборты в 1960-х годах. «К сожалению, проект оказался очень своевременным».

На Вунми: кейп из шерсти и искусственного меха, шерстяные кардиган и поло, ободок из пайеток, все Prada

Источник: www.vogue.ru