02.02.2021 Автор: admin Откл

Роды – это круто!) Эпизод 3.

Надо уже сесть и сделать, иначе я никогда не напишу этот пост. МНОГО фото!)

В первую беременность я не хотела родов рано (и даже готовилась заворачиваться в белый плащ и писать отказ от госпитализации и родовозбуждения, воевать за контракт. Не, ну, вы ж меня знаете, если с утра половцев не побила, весь день сама не своя). Но с начала беременности было во мне интуитивное знание, что рожу я до ПДР. Аду родила в 38 недель и 1 день.

Дану я уже ждала со знанием дела, пораньше (ведь каждая дура знает, что вторые роды непременно раньше первых! И, с такой тенденцией, шестого главное не родить сразу после секса). Поэтому, когда Дана не появилась ни в 38+1, ни в 38+3, я уже злилась, бесновалась и готовилась остаться беременной навечно. Дана родилась в 38+5.

С сыном же дело обстояло ровно наоборот. Я точно знала свою особенность рожать до ПДР и жадно следила за показаниями размеров на УЗИ. Дело в том, что моя любимая сестренка решила выйти замуж. 17 октября. А ПДР у меня, как бэ, на 31 октября был назначен. То бишь, чуете, да? 17 октября Веньке стукнуло ровно 38 недель. И я отказывалась верить, что добрейшее Мироздание упустит такую сладкую возможность лишить меня не только шампанского, но и салатиков, фоток, криков горько и сопливых слез в ЗАГСе. Переговорила с Таней (акушеркой. Сестра тоже Таня, кстати). Та велела мне не париться, поехать, потанцевать, а ночью, мол, смотаемся за сыном. Дата хорошая, погода тоже, после праздничка и рожается веселее. Доктор на приеме-знакомстве тоже пообещал меня ждать. Мы с мужем так впечатлились, что он прямо в субботу утром (а 17 октября была суббота) встал в 7 часов, чтобы сделать срочный тест на ковид (без него не пускали в роддом на партнерские роды).

Я отлично провела время! Натанцевалась по самое нимагу, выпила полбокала отличнейшего Asti Martini, отдала замуж сестру и приготовилась рожать. Но, увы, Мироздание оказалось хитрее и подложило мне свинью.

Как-то так вышло, что рождаться мои дети любят по воскресениям. Да еще чтобы большой церковный праздник. Поэтому когда Венька отказался рождаться и 18 октября, я выдохнула и на недельку расслабилась.

В среду, 21 сентября, у меня, простите, закрутило живот и началась диарея. “Опачки, – подумалось мне, – а не офигел ли ты, сын, я ж не выдержу до воскресения…”. Потихоньку стала отходить пробка (у меня всегда так, комочками, кусочками, вся отходит перед самыми родами уже). Ну, думаю, отлично. Маяться мне с животом до воскресения. Но нет, к вечеру понос усиливается, живот крутит сильно, начинает похватывать. Тем не менее, на схватки это не похоже вообще. Реденько, жиденько, слабенько. Ладно, думаю, к ночи разойдется, поедем по холодку, бз пробок. Предупреждаю акушерку и маму (мои родители должны были приехать посидеть с девочками, пока мы с мужем быстренько за сыном сгоняем). Акушерка рекомендует мне поспать. Переадресовываю рекомендацию маме, зная, что она наверняка будет нервничать, прошу лечь спать и выспаться, чтобы быть в тонусе: мало ли, как пойдут роды. Проверяю сумки, выставляю их к порогу, инструктирую мужа, ложусь вздремнуть перед родами хоть полчасика…

…просыпаюсь в семь утра от звонка будильника. Совершенно бодрая, свежая, отдохнувшая женщина и близко не собирающаяся рожать. Пишу акушерке, что отбой тревоги.

Днем, около часа дня, появляется что-то, отдаленно напоминающее схватки. Пишу акушерке. Выясняю, что она была у окулиста и закапала в глаза, поэтому видит очень плохо. Ржем над ситуацией, договариваемся рожать наощупь. Я у окулиста бываю часто, делюсь опытом, что зрение восстанавливается довольно быстро. Обещаю держать в курсе.

Чем занимается рожающая женщина?

Я помню, читала здесь, на бебиблоге, пост. Было мне тогда за тридцать недель первой беременности, и роды казались чем-то отдаленным и жутковато-романтичным. Женщина, рассказывая о своих третьих родах, писала, примерно, так: “…начались нормальные схватки. Я сходила в душик, вымыла голову, высушила и завила волосы, сделала макияж”. “Вот ненормальная!” – подумала я, оставив исполненный восторга комментарий. До рождения Вени оставалось пять с половиной лет.

Осознав, что начинаются схватки, и обратно это уже точно не перешьешь, я метнулась на кухню. Вымыла посуду, сварила суп, приготовила ужин, отмыла плиту. Потом разобрала шкаф у девочек. Написала инструкции маме в холодильник и мужу в шкаф (как позже оказалось, несовершенные. В +12 мои бедные дети гуляли в комбинезонах для 0…-15. Но гуляли! И полноценно, я вам хочу сказать! А еще хорошо кушали, занимались, играли и смотрели кино выходного дня. И все это с папой, на которого внезапно свалилась срочная работа! Он герой, честно). Накрыла обед мужу и детям, пошла в душ. Схватки к этому времени были уже вполне себе. Через 15 минут точно, но слабенькие. В душе схватки затихли. Записываю их для акушерки, а их нет… Таня велела вылезать из душа и посчитать “на суше”. Эх. Вымыла голову, сделала депиляцию кремом, уложила волосы… ну, вы поняли, да? Нет, макияж делать не стала. Время 16:30. Схватки, вроде, утихли. Созваниваюсь с Татьяной. “Слушай, а давай съездим в роддом, – предлагает мне моя мудрая Таня, – потом пробки начнутся, туда-сюда. Наш врач как раз там, посмотрит тебя, если не в родах, поедешь домой, никто держать не будет”. Я соглашаюсь, потому что нутром чую, что надо. Вызываю маму. Выясняю, что она, впечатленная нашими с ней переговорами за последний час, уже половину дороги проехала. Приезжают они с папой в пять, остаются с девочками, мы с мужем на своей машине стартуем в роддом. Схватки уже ощутимы, но очень редки. По дороге в роддом засекаю. 30 секунд через 15 минут. Вообще ни о чем. Но говорить уже сложно, дышу. По дороге на связи с Татьяной, она немного “отстает” от нас по навигатору, высылает инструкцию для приемного.

Оду 29 роддому я обязательно спою отдельно – он этого заслуживает. Знала бы, что там так круто, рожала бы там всех. Будет четвертый – вот вам крест, пойду только туда. Супер-вежливый персонал. Очень доброжелательное отношение. Одновременно оформлялась я и две девочки по ОМС. Мы были “солнышки”, “красавицы”, “Катюша” и “Вероничка”, как звали третью, не знаю. То, что они по ОМС, я поняла только из их разговоров с медицинским персоналом. Одна девочка была с хорошими схватками. Ей очень трогательно помогали.

В общем, к тому моменту, как приходит Татьяна и впускает Серегу, до того ожидавшего в “предбаннике” приемного отделения, я успеваю оформиться (слава анкетам, которые дают акушерки – по ним оформляют супер-быстро, всего пара вопросов остается, типа веса) и сделать УЗИ. Меня все настойчиво “отправляют” в отделение патологии – никто не верит, что эта веселая рыжая женщина приехала рожать. Да, по мне никогда не скажешь, что я без пяти минут мать.

Пришли в палату. Меня уложили на кровать, подключили КТГ, чтобы проверить схватки: до этого они выглядели черт-те как. Пришел доктор, Сергей Анатольевич Иванов, чудо-мужчина с волшебным, анальгезирующим тембром. Посмотрел меня. Сказал, что еле-еле 1,5-2 см, но две хороших схватки, и будет 5. Татьяна говорит, что Сергей Анатольевич предсказал развитие событий, но деталей нам не раскрывает. Позже я узнала, что он написал ей в вотсап: “мальчик (пол заранее он не знал), 19:25, 3270”.

Милые, дорогие девочки, лежащие под КТГ, как же я вам сочувствую! Это были 30 минут ада. Или 20. Или 40, не знаю. Мне казалось, прошла вечность. Сначала было ничего. Потом отошли воды (18:53). Схватки ускорялись бешено. Через 10 минут, через 7 минут, следующая через 5, потом через 3… Ощущения нарастали. А я, зная точно, что ничего для меня нет хуже, чем лежать на спине, не имею возможности даже на бок повернуться… Лежу под этим чертовым КТГ, боль очень яркая, вышибает дух. Наворачиваются слезы. Таня со скоростью супермена “накрывает” палату (то есть, готовит все, что необходимо для родовспоможения и новорожденного). Двигалась она очень быстро. Я отвлекалась, как могла, но под конец мучений (я еще не знала, что это конец мучений) я дважды подумала об эпидуралке. Подумала, но не озвучила, потому что точно знала, что не успеем. Вы спрашиваете, зачем готовиться к родам, выяснять, как работает организм, ведь это – прерогатива врача? А вот за этим. Чтобы лежать, дурея от боли, и понимать, что боль – значит скорость. Схватки нарастают – шейка раскрывается быстро. Дышать, работать, справляться, отвлекаться от того, что мешает схватить воздух – значит помогать своему малышу. Знать, что КТГ сейчас необходимо, что оно тоже нужно для малыша, и что Таня не может “отпустить” меня с кровати, потому что занята, торопится изо всех сил, а оставлять меня без присмотра опасно. Понимать, что думать об обезболивающем бесполезно: не успеем. Боль равно скорость. Разумеется, в моем случае. Но это осознание давало мне сил, и я держалась, сжимая руку мужа. Правда, под конец жаловаться ему таки начала…

Но вот, ура, Таня освобождается, и я понимаю, что смогу встать. И спрашиваю про ванну. Три с половиной года назад Таня сказала, что рожать со мной в воду больше не будет (две коротких пуповины в анамнезе и разрыв пуповины у Даны). Поэтому я спрашиваю без надежды, тоскливо. И Татьяна решается: “Набирай, Сергей”. А у меня, как пишут в книгах, чувство, что черти где-то потеряли список моих грехов, потому что вода – это спасение. Это значит, что больше не будет боли. Стою, упираясь руками в борт ванны, жду, когда можно будет в нее залезть. На схватке больно, но терпеть можно. Господи, да после того, что было на кровати, потерпеть можно все! Я не представляю, как рожала бы на спине.

Наконец-то, меня пускают в воду, и начинается совсем другая история. Где боль снимает мягкий массаж живота струей душа. Где мы ржем вчетвером, постоянно перешучиваемся, болтаем. Где я ощущаю всех нас, меня, мужа, Татьяну и Сергея Анатольевича единым механизмом. Врач не сидит постоянно, он то приходит, то уходит, а под конец вообще только заглядывает в окошко на двери в бокс, а я ему так ободряюще улыбаюсь, мол, ничего, сейчас родим по-быстренькому, и можно будет отдохнуть после 36 часов дежурства. Ну, я очень надеюсь, что это выглядело именно как ободряющая улыбка.

Потуги. Они накатываются быстро и ярко, без предупреждения. Ребенок идет вниз и промежность вспыхивает ощущениями давления и натяжения. Вскрикиваю. Давление настолько сильное, что сдержаться нет сил. Краткий отдых. Снова как удар изнутри. Господи, да чтоб я еще хоть раз упражнение на пресс сделала! Как заставить мышцы НЕ работать?!

– Не надо так резко, – произносит Татьяна после моего второго вскрика, – Сергей Анатольевич, нам нужна трубочка.

Вы просто не представляете, как возвращает в жизнь и в разум спокойный и уверенный голос этой женщины. Мягкие, вкрадчивые интонации, размеренный темп. Я подсознательно жду, что меня сейчас будут ругать, что я тороплюсь, но нет… Мне дают какую-то трубочку, гибкую, просят на потуге дуть в нее. Дую. Это гораздо удобнее, чем в кулак. Мышцы, наконец-то, подчиняются, и перестают выталкивать ребенка со скоростью пушечного ядра. Начинаю задремывать в минутный промежуток между схватками. Все это время поливаю живот из душа. Но вот приходит ощущение жжения и я понимаю: головка пошла. И снова пугаюсь, черт подери, в третий раз я пугаюсь того, что мне сейчас предстоит сделать. Но в этот раз я уже знаю этот страх, я с ним знакома, и концентрируюсь на другом: мой малыш, мой сынок, мой торопыжка уже почти рядом. Потихоньку прорезывается головка.

– Потрогай, – предлагает Таня. Трогаю. Она странная. Какая-то слишком мягкая, что ли… Женщины часто пишут, что прикосновение к головке придало им сил. Мне – не придает. Ни с Даной, ни с Веней. Но точно отвлекает, и в моем случае, это хорошо. Мозг, на секунду вернувшись из космоса, быстро собирает тело для работы. Головка рождается. Тане что-то не нравится. Она кладет руку на ребенка и говорит мне:

– Давай потихоньку, не рви так.

Но, черт, мне проще остановить трамвай по методу Завулона. Мышцы сжимаются в последней отчаянной поптыке. Я предполагаю, что она пытается сохранить мне промежность целой в хотя бы третий раз, и думаю: “ну и хай так, с этой промежностью”. И Веня появляется на свет. Сиреневенький. С двумя петлями пуповины на шее. УЗИ показало одну. Татьяна потом мне объясняет, что хотела, чтобы я родила помягче, так как так лучше для ребенка, с точки зрения обвития. Но, увы. Боюсь, даже если бы она мне сразу это объяснила, сдержать напор собственных мышц я бы не смогла.

Ну а дальше остается сказка. Рождение последа. Осмотр, очень бережный, но все равно болезненный. Зашивание. Без обезболивания (уколом). Очень неприятно. Но терпимо, пережить можно. Договорились, что можно не колоть, если мои “щщщщщ” и “ай!” Сергея Анатольевича не раздражают. Мне не хочется укол, мне хочется, чтобы все побыстрее закончилось. Разрыв маленький, по слизистой, по старому шву. Татьяна говорит, что Сергей Анатольевич шьет аккуратно, будто вышивает. По прошествии трех месяцев мгу сказать – шов супер.

Меня накрыло эмоциями и гормонами, я жутко болтлива и совершенно счастлива. Татьяна берет у нас интервью и выкладывает в инстаграм (заранее согласовали такую возможность). Четвертого я захотела прямо в родзале). Родственникам написали только через час. Нам было очень круто вчетвером (доктора отпустили отдыхать – сейчас, когда я перечитываю и редактирую пост, понимаю, что мне, видимо, подсознательно очень хочется, чтобы Сергей Анатольевич пошел именно отдыхать. Потому что я безумно ему сочувствую. Я не знала, что он уже так много часов проработал, я узнала уже потом. И, знаете, надо очень любить свою работу и обладать колоссальной выдержкой, чтобы быть в таком позитивном настроении и состоянии, в котором он пришел на наши роды, после длительного дежурства. Большое человеческое спасибо таким врачам. а ведь, скорее всего, пошел-то он совсем не отдыхать… во всяком случае, не сразу, наверняка). Я с теплом и трепетом вспоминаю это время с нашей акушеркой. Совместные роды очень сближают и, несмотря на то, что мы не слишком плотно общаемся в жизни, Таня мне очень близка и воспринимается если не на уровне родных, то на уровне близких друзей – точно.

В роддом я поступила в 17:51. Раскрытие было 1,5-2 см, но я не была у гинеколога на осмотре до родов и не знаю, что там было с шейкой. С Даной я ходила месяц с открытием в 1,5 см. Вполне возможно, что с Веней было так же.

Родили мы в 19:51. 51 см и 3220г) Помните, что “предсказал” доктор? 19:25, 3270) Очень близко) Я еще пошутила, что задержалась на 26 минут, залюбовавшись доктором 🙂 Он, и правда, очень харизматичный мужчина.

А еще хохма. Девочек я родила с весом 85 кг. 86 у меня было перед свадьбой сестры. После свадьбы – 87 с чем-то. В роддоме я взвесилась – 85,5 кг. Мой магический вес :)))

И немного фото.

Инструкции:

Эта женщина родит меньше, чем через 2 часа:

До рождения Вени около 20 минут:

Родились)))) Пуповина еще не пересечена 🙂

Позирую Тане, ей понравилось сочетание рыжего и сиреневого. Фото через 2,5 часа после родов.

Счастливый отец:

Ну и моя дорогая, моя любимая Таня Мирошниченко! @tm_aku6erka в Инстаграм. Я, может, беременнею только для того, чтобы еще раз с ней родить!)))

Мой роддомовский “лук”. Для себя решила брать в роддом не классические ночнушки с халатами, а домашние платья для кормления. Удобно, нарядно, поднимает настроение. Девочка в коридоре спросила меня, сколько надо родить, чтобы так выглядеть через два дня после родов.

Ну и первая встреча. Трижды бабушка встречает первого внука в компании старших внучек)))